23.06.2007 - По следам оборванных жизней

И свели нас, родных, белые березы Шафраново!

Намерение - половина дела

 "Кызыл тан" накануне Дня Победы писала о Братской могиле в поселке Шафраново Альшеевского района. Во время Великой Отечественной войны здесь находился военный госпиталь. За годы войны здесь встали на ноги тысячи раненых солдат, а некоторые на этой земле навсегда закрыли глаза. Сегодня на Братской могиле установлены в ряд 353 белых мраморных плит. Они как будто с времен войны стоят на страже Родины  и охраняют наш вечный покой.

Первые шаги по кладбищу уже заставляют вздрогнуть. Ряды белых камней напоминают о памяти. Здесь покоятся народы многонационального Советского Союза: русские, татары, башкиры, евреи, грузины, украинцы, белорусы, казахи, латыши, эстонцы и др. Братская могила ухожена. На каждой могиле —  цветы. За это благородное дело от души хочется поблагодарить администрацию Альшеевского района, население Шафраново и школьников.

353 могилы. 353 могильных камней. И камни могут говорить, пишут поэты. Эта — истина. Просто их надо уметь слушать и слышать. Сколько тайн заключается в них! От одного прикосновения, от одного взгляда на могильный камень он как будто оживает! Его можно услышать лишь сердцем. На каждой могильной плите  написаны фамилия и имя, год рождения и смерти воина. Где же ваши близкие, знакомые? Есть ли у вас дети, родные? Если есть, знают ли они где вы похоронены? Если знают, приходят ли к вам с поклоном и цветами? Что пишут о Вас книги памяти?

Конец нити клубка, начавшегося с могильной плиты, тянется в архивы. В некоторых "делах" можно найти много сведений. А в других имеется очень скудная информация о воинах.. Газета "Кызыл тан", исходя из этих архивных документов, начала раскрывать тайну могильных плит. Случай с Бронзовым солдатом в Эстонии послужил нам уроком, разбудил нас от сна равнодушия. Приступим к  делу в добрый час!

 
Шаг за шагом - к цели

 Как-то после праздника 9 Мая  главный редактор газеты пригласил меня в кабинет и сказал: "Начинаем новую акцию. Ты — из Татарстана, вот тебе список  воинов из вашей республики, похороненных в Шафраново. Попробуй, поищи. Возможно у этих людей где-то живут дети, родные. Может быть они не знают место захоронения отцов, братьев, дедов. Необходимо их найти и показать могилы близких. Прошло более 60 лет. Как говорится, лучше поздно, чем никогда!" Вот так у меня в руках оказался список из пяти воинов.

Трое из пяти солдат оказались уроженцами Актанышевского района, который граничит с Башкортостаном. Правда, в архивном документе только один из них написан как из Актанышевского района, другой — из Калининского, третий из Ямалинского района. Я знала о том, что Калининский район в шестидесятых годах был отдельным районом и позже присоединился к Актанышевскому району. Легко было определить, что деревня "Нижнее Якушево" и есть Нижнее Яхшеево. Сомнения вызывала лишь надпись "Ямалинский район". Вроде в Татарстане такого района не было. То же самое утверждают и старые архивные книжки.

Мы продолжили поиск. Может быть Ямалинский сельский совет по ошибке написан как район?! Ямалы также находился в составе Актанышевского района. Собрав все сведения, по телефону связалась с районной газетой "Актанышевские зори". Главный редактор районной газеты Нурулла Нурлыев  с пониманием отнесся к нашей просьбе и поспешил помочь.

В следующий понедельник я уже была в редакции Актаныша. Ветеран редакции Юсуф Хужин в Актанышевском районе знал почти всех. Нельзя было не восхищаться его энциклопедической памяти. "Нам нужно найти родственников Хаина Ялалова. Судя по архивным документам, его жену звали "Зинабат". Возможно, она  из Яхшеево", сказала я. Услышав эти слова Юсуф абзый по телефонному справочнику тут же позвонил человеку по фамилии Ялалов из деревни Нижнее Яхшеево.

Трубку подняла жена старшего сына разыскиваемого Ялалова Глюза.

— Боже мой, неужели наступили эти дни! — сказала Глюза апа в слезах. — Его имя не Хаин, а Мухаметхан. Он — мой свекр. А свекровь звали Гайнелзинан. Когда он уходил  на фронт, у него остались трое сыновей и одна дочь. Самый старший сын Гилемзян — мой муж, средний — Асрар, младший — Шамгун. Его сыновья скончались не дожив и до семидесяти лет. Дочь Насима апа живет в Кемерово. Свекровь скончалась в 79 лет. Она рассказывала нам о том, что ее муж, мой свекор Мухаметхан похоронен где-то в Башкортостане, а где именно — не знали.

Глюза апа и сама уже в возрасте. Ей скоро исполнится 70 лет. С Гилемзяном Ялаловым воспитали троих детей — Василя, Расиля и Зайтуну. В настоящее время она живет в Нижнем Яхшеево в семье Василя. В тот день Василь абый был на работе. Мы по телефону договорились встретиться и съездить на могилу их деда.

 
В путь - дорогу

 Наконец-то, после сабантуя, ранним утром 15 июня четыре внука Мухаметхана Ялалова — старший сын Гилемзяна Василь, трое детей младшего сына Шамгуна — Шамиль, Луиза и Лениза  выехали в поселок Шафраново на братскую могилу поклониться могиле деда.

Мы их встретили в редакции. Ялаловы с собой привезли единственную фотокарточку воина Мухаметхана.
                   
Увидев эту фотокарточку я была поражена: человек на фотокарточке  был очень похож на Василя. Пообщавшись, попив чайку и немного отдохнув, вместе отправились в Альшеевский район. Впереди нас ждала серьезная, благородная миссия. Мы все волновались. Мужчины старались не плакать, а Луиза апа и Лениза апа не смогли удержать слез.

Скоро доехали до Шафраново и направились  прямо на кладбище. Небо ясное, солнечное. Кругом тишина. Как будто и птицы замерли. Не только они, даже мраморные плиты на могилах застыли в ожидании чего-то необычного.  Тише! Кто это такие? Вроде и знакомые и незнакомые люди пришли к нам на кладбище. Такое здесь случается не часто. Может это мои близкие ищут мою могилу? Вот они подошли к среднему ряду. Немного побродив между рядами остановились около могильной плиты с надписью "Яланов Хаин". Тишину нарушали лишь женские всхлипы и игра желваков у мужчин. На мраморную плиту капали слезы... Легли красные гвоздики...

На могилу воина близкие ему люди положили горсть родной земли, напоминающую запах, воздух, воду, вкус и тепло родного края.
Как только Василь абый положил горсть земли на могилу деда, вдруг средь бела дня прогремел гром, подул ветер. Через несколько мгновений вместе со слезами на могильную плиту начали накрывать дождь. Прошел быстрый, как всегда, летний теплый дождь. Это явление всех нас очень удивило. Обычно дождь считается хорошим знамением.

Вот так мы оказались свидетелями встречи прошлого и сегодняшнего, встречи разных поколений...

Из Братской могилы направились в Шафрановский госпиталь. Как только вышли из кладбища, нашему удивлению не было предела: оказывается дождь прошел только над кладбищем!

Вот госпиталь. От станции Шафраново до эвакогоспиталя 30 шагов. Раненых сюда привозили на поезде, их встречали медсестры и врачи. Сколько раненых прошло это расстояние! К сожалению, из них  353 воина это расстояние  в сторону вокзала больше не прошли...

Вот ворота госпиталя. Они были сооружены еще в тридцатые годы. Те же ворота. Тот же приемный пункт. Тот же госпиталь, преобразованный в санаторий "Шафраново". Даже молодые тополя  военного времени, кажется, таили в себе какую-то тайну. Кто знает, может раненые рассказывали им  свои сокровенные? На эти вопросы они сегодня  отвечают шелестя листьями.

— До этого мы не знали могилу деда. А сейчас знаем. Как хорошо за ней ухаживают! Большое спасибо шафрановцам! Спасибо "Кызыл тан"у! Наверное, у наших родителей не было времени заниматься поисками. В послевоенные голодные годы наша бабушка много сил отдавала воспитанию детей — наших родителей. Когда дед уходил на войну, старшему сыну было 11 лет, а младшему всего 3 года. А мы сейчас будем приезжать сюда каждый год. Приедем с родными и детьми. Нас, Ялаловых, очень много. Не подведем своего деда Мухаметхана, будем верными его памяти, — сказали четыре внука перед отъездом в Татарстан.

Сейчас они все — семейные. Как уже отметили, Василь абый с семьей живет в деревне Нижнее Яхшеево в родительском гнезде. Он — инженер. Шамиль Ялалов живет в Набережных Челнах, работает менеджером фирмы. Луиза Саитова специалист Айманского сельсовета. Лениза Латипова живет в Набережных Челнах. Остальные Ялаловы тоже нашли свое место в жизни.

***

После этого путешествия в душе осталось чувство удовлетворенности. Казалось бы раскрытию тайны одной могилы обрадовалась даже природа. Однако есть еще 352 могилы. Каждый понимает, что это доброе дело основано лишь на энтузиазме. Своим коллегам желаю терпения и стойкости, а тем, кто под мраморными плитами — чтобы и у них нашлись родные и близкие, чтоб они  не оставались равнодушными к могиле отцов и дедов. Ждут они нас, дорогие друзья, в Шафраново своими белыми березами, белыми мраморными плитами!

Ландыш Абударова.

Уфа — Актаныш — Шафран — Уфа.


Вступить в группу KizilTan.ru «ВКонтакте»